БОЛЬШОЙ ДЕТСКИЙ ХОР
АвторСообщение
BDH.RU
администратор




Пост N: 268
Зарегистрирован: 07.03.14
Рейтинг: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.04.19 19:18. Заголовок: Разъяснение позиции администратора сайта касательно последних событий в БДХ


Разъяснение позиции администратора сайта
касательно последних событий
в Большом Детском Хоре им. В. С. Попова


Мой сегодняшний 47-й День рождения начался со звонков. Но не с поздравлениями. А с указаниями, что и как должно быть на этом сайте. Прозвучали требования бывших участников БДХ удалить их фотографии, раз теперь это не сайт Хора под управлением Анатолия Львовича Кислякова, и всякие прочие несуразные идеи. Типа удалить вообще всю информацию и начать всё с нуля, ровно с того момента как главным дирижером БДХ в объявлении о наборе в хор был назван Георгий Андреевич Журавлёв.

Послушайте, уважаемые, и уясните: этот сайт – не сайт Хора. Ни под управлением Анатолия Львовича, ни под управлением Георгия Андреевича. Это мой личный сайт. Что и как здесь написано, оформлено, в каком месте находится и находится ли вообще – решаю только я. То, что Вы когда-то пели в хоре, не даёт Вам никаких прав указывать мне, как и что здесь должно быть.

Я в детстве играл в ансамбле скрипачей. Представьте себе, что я, спустя 30 лет заявляюсь туда и изрекаю: «А что это у вас стены в желтый цвет покрашены? Мне не нравится. Перекрасьте в зелёный»! Ну или поклонник Пушкина приходит в библиотеку и говорит: «Почему у вас Пушкин после Лермонтова стоит? Да, по алфавиту, но он же круче Лермонтова. Переставьте»!

Что и как находится в библиотеке – решает библиотекарь. Этот сайт – моя библиотека. Здесь собрано наследие Большого детского хора. Собрано не Вами и не для Вас. Собрано мною и для всех. В наполнении сайта материалами, а зачастую и выкупом их из частных рук для дальнейшего бесплатного представления общественности или вложением собственных средств в изготовление новых исторических артефактов, принимало участие множество людей. И только у них, у этих конкретных людей есть право отозвать свой материал из общего доступа (да и то не во всех случаях).

Я, знаете ли, тоже могу много чего поотзывать. Например, весь контент, который был произведен нашим сообществом и скопирован с этого сайта на сайт «Мой БДХ» и используется в афишах и рекламе в различных соцсетях. И не только контент, но и концепцию его представления. Или изображение земного шарика с детьми и голубем, который никогда официально не являлся логотипом БДХ, но постоянно им использовался с этой целью. А с недавних пор кем-то «хитрым» перевёрнут по горизонтали (ну, типа, как бы это и не он, а другой рисунок), а в некоторых своих версиях ещё и раскрашен в цвета российского флага. Могу. Но кому от этого станет хорошо? Что хорошего будет в том, что история БДХ будет «выпилена» из интернета? Посмотрите на это позорище в Википедии! Вы такого уровня память о БДХ хотите оставить будущим поколениям? Не надо трогать историю. История не лично ваша. Она общая. Она была такой, какой была. Всё что было – было. Она есть такая, какая есть, независимо от того, какой она, по-вашему, должна казаться окружающим. Она будет такой, какой будет. А какой – давайте порассуждаем.

Перейдём к сегодняшнему дню.

Итак, Большой Детский Хор имени Виктора Сергеевича Попова, где художественным руководителем значится Георгий Андреевич Журавлёв – есть. Это юридический факт. Документы лежат передо мной на столе. Можно сколько угодно долго топать в гневе ногами и выкрикивать «Ну как же так?!», но документы от этого не исчезнут. И хор не исчезнет. Вместо этого предлагаю всем желающим вместе со мной поразмышлять над двумя вещами: как такое случилось и что со всем этим делать.

Размышляя над ними, я не буду вдаваться в конкретику (точные и юридически верные даты, числа, суммы, должности и прочее). Здесь будут только категории «хорошо» или «плохо». Ну и, конечно, вы должны понимать, что всё ниже написанное – моё личное мнение, моё личное оценочное суждение, ни к чему не призывающее, а просто показывающее, какой нынешняя картина мира видится лично мне. Поехали…


Как такое случилось.

Некоторое время назад Анатолий Львович Кисляков пригласил работать в Хор нового человека. Человек этот – его друг и родственник одного из сотрудников Хора. Это важный факт. Объясню почему. Всем известно, что работа родственников в некоторых высших федеральных госучреждениях запрещена в целях пресечения коррупционных действий. Конечно, Хор таким учреждением не является, но это не значит автоматически, что и действий таких не будет. Они будут. Я, конечно же, имею в виду не какие-то уголовно наказуемые деяния, а банальные социальные взаимоотношения. Потому что родственник или друг всегда важнее не родственника или не друга. Так устроен человек. Просто запомните это и держите в голове. Имел ли право Анатолий Львович приглашать на работу такого человека? Имел. Полное. Хорошо ли это? Да ничего плохого. Вон, в хоре «Веснянка» работают и мать и сын, и ничего страшного не происходит. Но в нашем случае это было роковой ошибкой.

Тут надо напомнить, чем именно был Хор после того, как Российская государственная радиовещательная компания «Голос России», где Хор был структурной единицей, прекратила своё существование. Хор по наследству от «Голоса России» перешел под крыло Международного информационного агентства «Россия сегодня». Но это только слова. Потому что по своему Уставу МИА «Россия сегодня» не могла содержать внутри себя Хор. Поскольку до этого Хор всегда был структурной единицей какой-либо организации, а сейчас такой организации не стало, юридически Хор исчез. Испарился. Но физически продолжал существовать. И чтобы поддерживать это физическое существование, МИА «Россия сегодня» оказывала Хору спонсорскую помощь. Это всё, что оно могло делать. Для этой цели был создан Фонд помощи Хору. Главным предназначением Фонда было получение спонсорских денег от МИА «Россия сегодня» и распределение их между сотрудниками Хора в качестве заработной платы. И именно его директором стал приглашенный Анатолием Львовичем человек. Да собственно это была его идея. Идея благая. Помощь Хору, конечно же, была нужна, и через Фонд её могли оказывать не только МИА «Россия сегодня», но и вообще все желающее. Но я прошу обратить внимание: это был Фонд помощи юридически несуществующему Хору.

Время шло, а Хор всё не появлялся и не появлялся. Тем временем человек стал уже практически директором Хора. Но Хора всё ещё не было. По сути, дети ходили заниматься хоть и в школу, но к частным лицам. Ездили в поездки, давали концерты под вывеской «Большого детского хора им. Попова». Но только под вывеской. Да, это был и большой, и детский, и хор, и имени Попова, но всё это было нелегально. Или скажем – по-партизански.

Сколько привлекал Фонд спонсорских денег, мало или много – неизвестно. Но, так или иначе, их явно не хватало. Всем, кто водил детей в Хор, прекрасно известно и о проблемах с костюмами, и прочих других, которые приходилось решать своими силами, а не силами администрации Хора. Поэтому у директора Фонда родилась идея ввести плату за занятия детей в Хоре. Нормальная ли это идея? Нормальная. Множество детских коллективов работают по такой схеме. Но тут есть одно большое «но». Всем прекрасно известно, что Виктор Сергеевич Попов практически завещал, что занятия в Хоре должны быть бесплатными. Так оно всегда и было. А тут вдруг должно было перестать быть. Естественно этой идее воспротивились хормейстеры Хора. Все три. Георгий Андреевич Журавлёв, Анна Алексеевна Марцинкевич и Дарья Антоновна Ерёмина. «За» был только Анатолий Львович. Хотя должен был быть «против» в первую очередь, как ученик и последователь Виктора Сергеевича Попова. И есть ещё второе «но»: сбор денег за «обучение» в юридически не существующем Хоре – это уже если не преступление, то на грани.

Но проект завернула сама школа, сказав, что такого безобразия на её территории происходить не может. Также не были согласны хормейстеры и с сайд-проектом директора и Анатолия Львовича, при котором не прошедшие прослушивание в Хор дети стали бы подготавливаться к прохождению прослушивания в следующем сезоне на платной основе. Другими словами – в следующем сезоне хормейстеры были бы вынуждены принять таких детей в Хор помимо своей воли, так как денежка за это уже уплачена. Однако такая группа всё же была создана. Существует ли она до сих пор, мне, правда, не известно.

Как вы догадываетесь из-за всего этого взаимоотношения в коллективе стали совсем плохими. В ходе развития конфликта Хор даже потерял одного из хормейстеров. Дарья Антоновна была вынуждена уйти. Однако этот тревожный звоночек Анатолием Львовичем был проигнорирован. Параллельно происходили трения и по другим вопросам, но здесь я их озвучивать не буду, потому что концептуально они не имеют отношения к Хору как к творческой единице. Просто знайте, что они были. Вопрос платности занятий был не единственной претензией хормейстеров к директору Хора. Да и претензии были не только у них. Ну а добило ситуацию то, что директор и Анатолий Львович практически втайне от хормейстеров зарегистрировали новую организацию, которая по сути своей никак не поменяла статус Хора в юридическом аспекте, а фактом своего образования практически указала хормейстерам на дверь.

Вот тогда-то Георгий Андреевич и Анна Алексеевна и приняли своё решение о приведении Хора в порядок собственными силами. Но прежде чем мы оценим результат их трудов, давайте позадаёмся некоторыми вопросами.
Понимал ли Анатолий Львович, что теряет коллектив?
Определённо понимал. Ну не дурак же человек, в конце концов.
Было ли у него желание это предотвратить?
Декларируется, что да. Вот цитата: «…я, как руководитель хора, всегда пойду навстречу и готов обсуждать все возможные варианты по сохранению коллектива…».
Сделал ли он действительно всё возможное для этого?
Точно нет. Потому что один из возможных вариантов – а по сути конфликта единственный вариант – увольнение директора. Которого не случилось.
Мог ли он это сделать?
Точно да. Что мешало? Ничего. Хозяин – барин.
Почему же этого не случилось?
А я вам скажу, почему. Потому что была та самая коррупционная составляющая, о которой я поведал в начале: друг или родственник всегда важнее не друга или не родственника.
Вот так и получилось, что Анатолий Львович выбрал дружбу, а не коллектив. Коллектив, между прочим, не абы какой, а состоящий из учеников Виктора Сергеевича Попова.

Теперь я предлагаю сравнить документы созданной в мае 2018 года организации Анатолия Львовича с его директором (далее для краткости – «старый БДХ») и организации, созданной Георгием Журавлёвым и Анной Марцинкевич (далее для краткости – «новый БДХ»), чтобы всем стало понятно, почему я считаю, что юридически зарегистрированного Хора у Анатолия Львовича как не было, так и нет. Документы «старого БДХ» доступны на сайте «его БДХ», а нового – висят здесь в соседней ветке («Реорганизация хора»).

Смотрим Выписку из Единого государственного реестра юридических лиц «старого БДХ» и изучаем Сведения о видах экономической деятельности. Вот они: «деятельность в области исполнительских искусств», «прочие виды полиграфической деятельности», «издание книг», «издание журналов и периодических изданий», «виды издательской деятельности прочие», «деятельность в сфере связей с общественностью», «деятельность по изучению общественного мнения», «деятельность по организации конференций и выставок», «деятельность вспомогательная, связанная с исполнительскими искусствами», «деятельность учреждений культуры и искусства», «деятельность зрелищно-развлекательная прочая».

Скажите мне, пожалуйста, где вы здесь видите Хор? Я не вижу.

Теперь смотрим выписку у «нового БДХ»: «предоставление прочих финансовых услуг, кроме услуг по страхованию и пенсионному обеспечению, не включенных в другие группировки», «издание книг», «деятельность по распространению кинофильмов, видеофильмов и телевизионных программ», «деятельность в области звукозаписи и издания музыкальных произведений», «деятельность в области исполнительских искусств» и, наконец-то, «образование дополнительное детей и взрослых».

Вот оно! Дополнительное образование детей – это именно то, чем всё время и занимался Хор. Вы же, надеюсь, именно за этим отдаёте детей в Хор, а не просто «глотку подрать»? И ради этого образования в «новом БДХ» создано структурное образовательное подразделение, которое так и называется «Большой детский хор имени Виктора Сергеевича Попова». Вот теперь я Хор вижу.

В положении о структурном подразделении в частности, и в Уставе «нового БДХ» вообще, очень подробно и открыто расписано как, по каким принципам, и с какой целью будет функционировать Хор. Я когда его читал, у меня и глаз радовался и душа пела. Вот это вот всё, что там написано-расписано, следовало сделать двести лет назад! Вот этому всему хочется помогать и способствовать. Вот в этом во всём ребёнок будет действительно развиваться.

В Уставе же «старого БДХ» про Хор нет ни строчки. Это не шутка. Слово «хор» там упоминается только в названии организации. А называется она вот как: «Автономная некоммерческая организация Центр развития вокально одаренных детей «Большой детский хор им. Попова». Ничего подозрительного не видите? Я вижу, что хор носит фамилию изобретателя радио. Или всем известного клоуна. А может вообще сосед по подъезду имеется ввиду. Где собственно Виктор Сергеевич? Где уважение к Учителю и его имени?

Про имя следует поговорить отдельно. Поскольку именно этот вопрос, так или иначе, интересует всех больше всего остального. Я, пожалуй, начну с 2008 года, когда имя Виктора Сергеевича было присвоено хору. За эти десять лет я неоднократно предпринимал попытки заполучить подтверждающий это документ в архив сайта. Потому что это знаковый документ. И исторически, и юридически. Так вот: этого документа нет. Каждый раз я получал ответ, что «мы не знаем, где он» или «похоже он потерялся». У меня никогда не укладывалось в голове, как такое возможно? Но вот теперь уложилось. Теперь мне всё понятно. В хоре под управлением Анатолия Львовича такое возможно.

Вернёмся в настоящее. 2018 год. 29 ноября сын Виктора Сергеевича Попова даёт своё согласие на использование имени своего отца Георгию Андреевичу Журавлёву и Анне Алексеевне Марцинкевич в наименовании учреждаемой ими организации и использовать его при осуществлении этой организацией деятельности, закреплённой в её Уставе. А 5 февраля 2019 года, когда учреждение их организации состоялось, отзывает согласие на использование имени отца у Анатолия Львовича и его директора в названиях их организаций и использование его при осуществлении этими организациями своей деятельности. А 12 апреля 2019 года «старый БДХ» представил нам всем адвокатское Правовое заключение, которое гласит, что «имя гражданина, а также используемый им псевдоним, являются неотчуждаемыми и непередаваемыми иным образом нематериальными благами». В переводе с юридического на русский это означает, что раз дал сын Виктора Сергеевича разрешение использовать имя своего отца, то изменить или отменить это своё решение он уже не может. Похоже, что это действительно так. Так что могут Анатолий Львович и его директор использовать имя Попова в названиях своих организаций сколько им будет угодно.

А имел ли право сын Попова разрешить использовать имя отца в названии организации Георгия Журавлёва и Анны Марцинкевич? Конечно да. Он имеет полное право продолжать давать своё согласие на использование имени отца кому он захочет независимо от того давал он такое право кому-нибудь ранее или нет. Хочет – корабль разрешит назвать «Виктор Попов», если владелец корабля этого пожелает. Хочет – улицу в каком-нибудь городе, если жители и администрация выразят заинтересованность. Да хоть птицеферму им. Попова сделать. Всё это можно. Одновременно, в неограниченном количестве, независимо друг от друга. Другое дело, что корабль может быть только один. И улица может быть только одна (в одном городе). Ну и Большой детский хор имени Виктора Сергеевича Попова, понятно дело, может быть только один. А их получается, что теперь как бы два. Казус. И казус этот сможет разрешить только суд. Какая из организаций имеет право называться Большим детским хором – именно этот вопрос будет решать суд, а не какой-то другой.

Суд этот будет не про кражу названия у Анатолия Львовича, как это некоторые внушили сами себе и пытаются представить общественности. Суд этот будет о правопреемственности. Давайте и мы порассуждаем на эту тему.

Итак, в 2000 году Виктор Сергеевич Попов пригласил Анатолия Львовича работать в хор, а в 2006 назначил художественным руководителем. Вместо себя. Значит ли это, что он доверял Анатолию Львовичу как себе? Вероятность близка к 100 процентам. Но безгранично ли это доверие и вообще что оно означает? Обратимся к словарю. «Доверие - положительное отношение к объекту или субъекту, основанное на уверенности в его надёжности, достоверности или, соответственно, честности, добросовестности. Главным и первым признаком доверия, является наличие такого факта во взаимоотношениях как верность. Это готовность по взаимодействию и обмену конфиденциальной информацией, а также определёнными особыми действиями между субъектами. Доверие зависит от степени соблюдения оговорённых правил, а также от умения правильно действовать, достигая обозначенной цели для субъектов, даже в случаях, когда некоторые правила не оговорены». Вот и думаем. Остался ли Анатолий Львович верным заветам Виктора Сергеевича? Судя по попыткам ввести плату за занятия – нет. Сделал ли всё возможное, чтобы сохранить коллектив? Тоже уже обсуждали – нет. Уважительно относился к памяти и наследию? Судя по «потерянным» документам - снова нет. Что ещё? Ну, может быть, хотя бы старался быть «как Попов»? Не похоже. Вот, например, фрагмент из анонса недавно состоявшегося концерта хора в концертном зале «Зарядье». «Заслуга в организации концерта принадлежит Художественному руководителю БДХ им. Попова - Кислякову А.Л., им же была составлена программа концерта…». Мыслимо ли было такое при Попове? Вы можете себе представить, чтобы Виктор Сергеевич написал или позволил коллегам написать о себе в таком пафосном «якающем» тоне? Кто-нибудь когда-нибудь что-нибудь подобное за всю историю БДХ видел?

Вот и возникает основной вопрос – оправдал ли Анатолий Львович доверие Виктора Сергеевича и как бы он на это всё отреагировал? К сожалению, мы об этом никогда не узнаем. Виктора Сергеевича с нами больше нет. Но есть его ученики, коллеги и соратники. И их реакция нам известна.

Их реакция выражается в поддержке спасательной операции Георгия Журавлева и Анны Марцинкевич. Да, я называю это спасательной операцией. Их действия – спасение хора от развала. Объясню, почему от развала. Неоднократно звучала мысль: ну не нравится вам Кисляков – идите и организуйте свой хор. Могли бы они так сделать? Могли. Но тогда не стало бы БДХ. Потому что там кроме Анатолия Львовича никого бы не осталось. Ну нету в хоре никого больше, понимаете? Да, директор-друг есть, концертмейстер его жена есть, но они-то какое отношение к Попову имеют? Они что ли всё это время готовили Анатолию Львовичу детей в старшую группу? Или вы думаете, что дети в старшей группе брались из воздуха? Так вот, пришли с улицы и сразу стали петь талантливо-преталантливо? Да ничего подобного. Детей готовили Георгий Журавлёв и Анна Марцинкевич. Ученики Виктора Сергеевича. Причем Анна Алексеевна не просто ученица Попова, а её сам Попов в хор и привёл. Поэтому Хор такой же их, какой и Кислякова. Это их детище тоже. И те заслуги, которые есть у Анатолия Львовича в связи с именем БДХ, базируются и на их труде в том числе.

Вообще я очень часто сталкивался с тем, что многие, особенно в регионах, считают, что старшая группа БДХ под руководством Анатолия Львовича – это и есть БДХ. Весь БДХ. Люди даже не подозревают, как устроен хор, и не знают о существовании средней, младшей и подготовительной группы. Они думают, что вот эти 40-50 славных детей, поющие песни из старых мультфильмов - правопреемники легендарного Большого детского хора ЦТ и ВР СССР, существующие как бы вне времени по велению чьей-то волшебной палочки. Нет, уважаемые. За всем этим стоит труд вполне конкретных людей. Конечно же, и Анатолия Львовича тоже. Но не его единственного.

Ещё очень многие стали проводить параллель между нынешней ситуацией и той, что случилась в 2005 году, намекая на то, что Анатолий Львович наберёт новых детей и возродит коллектив заново. Вы транслируете историю, господа, как вам хочется. Здесь нет никакой параллели. Ровно наоборот – перпендикуляр. И раз уж Анатолий Львович для вас непререкаемый авторитет, то я его словами эту историю и расскажу. Вот фрагмент моего с ним интервью в 2015 году: «…если вкратце — произошли внутренние разногласия между Виктором Сергеевичем и директором коллектива, административным работником, не музыкантом. И настал момент, когда надо было с ней (директором) расстаться. Была создана серьезная комиссия, к нам приходили с проверками… Но в итоге руководство ВГТРК встало не на сторону Виктора Сергеевича. И тогда Попов перешёл из ВГТРК в РГРК…».

Если вам и сейчас не понятно, я сокращу этот абзац до четырёх слов: «Попов ушел от директора». Избавил себя и пожелавших остаться с ним людей от административного работника ради возможности спокойной работы и развития коллектива по своим принципам. И раз уж вы пытаетесь провести параллель между тем событием и нынешним, то задумайтесь, кто нынче больше напоминает Попова, кто повёл себя «по-поповски» – Кисляков или Журавлёв с Марцинкевич?

Итак, спасательная операция…

Её поддержало много людей. Большая часть из них имеет отношение к Высокому искусству и у меня нет сомнений, что они подписались под этой историей именно ради него. Некоторые из них были непосредственно связаны с БДХ на протяжении всего его существования. Некоторые просто решили поддержать, видя в этом процессе Благо. Но самое главное - это поддержка Академии хорового искусства имени В. С. Попова. Высшего учебного заведения, которое создал сам Виктор Сергеевич Попов. И поддержка эта не на словах. Структура «нового БДХ» такова, что в ней есть и Художественный совет, и Попечительский совет, через который старшие коллеги будут внимательно наблюдать, как развивается БДХ, помогать, советовать, и всё это естественно с оглядкой на то, как бы это хотелось Виктору Сергеевичу Попову. А не личному директору Анатолия Львовича.

Вообще участие в этом процессе людей из Хоровой академии стало для меня главным показателем, что вся эта история на самом деле – хорошая. Потому что, ну кому, как не им, прямым свидетелям жизни Учителя, виднее? Ведь именно они могли сказать Анне Алексеевне и Георгию Андреевичу – да вы что, в своём уме? Попов передал хор Кислякову, он – его, и даже не думайте на него покушаться. Но ведь так не произошло…
А произошло нечто замечательное. Я сейчас напишу это. Всего тремя словами. И большими буквами. ХОР ВЕРНУЛСЯ ДОМОЙ! С возвращением, хор! К корням, к истокам, в заботливые руки тех, кому имя Виктора Сергеевича действительно дорого.


Что со всем этим делать.

Пока – ждать решения суда.
Что делать после него – каждый будет решать сам для себя. Я мог бы тут порассуждать, какой из коллективов будет считаться Хором Попова независимо от своего названия и юридического статуса, но это будет некорректно. Промолчу.
Скажу только относительно лично себя и сайта.
Если название и имя будет присуждено «новому БДХ», я буду продолжать вести историю Хора, как и прежде. В меру своих сил и возможностей. Ровно столько, сколько мне это будет казаться интересным и значимым.
Если же бренд присудят «старому БДХ», то сайт будет законсервирован. То есть вся информация останется, но обновляться не будет. Объясню почему. Мне передали, что Анатолий Львович посетовал по поводу того, что я вывесил «чужое» объявление о наборе в хор примерно следующим словами: «Ну как же так? Я его в свою гримёрку пускал, а он меня предал»!
Анатолий Львович, Вы действительно полагаете, что я и коллеги всё это время вели историю хора, делали съёмки и записи, собирали и хранили информацию на сайте на протяжении 17 лет, ради возможности посидеть у вас в гримёрной? Простите, я Вас разочарую. Нет, не ради этого. Так что пусть теперь этим занимается Ваш директор. Пока у него хорошо получается (брать чужие материалы и выдавать за свои).

Кстати, вы, наверное, заметили, что я ни разу не упомянул его фамилию? Я не хотел этого делать, чтобы не портить ему карму, что называется. Ну не верил я, что человек вот прям говно-говно. Я вообще не склонен думать о людях плохо. Просто он не на своём месте, занимается не своим делом. Может быть, когда-нибудь он найдёт себя, и создаст что-нибудь прекрасное, а не разрушит, - думал я…
Но за эти 13 дней, что писался этот текст, я узнал о нём много нового. В частности, что он называет бывших коллег и их подопечных не иначе как «врагами». И что самое омерзительное – оперирует этим термином в разговорах с детьми. Теперь я не напишу его фамилию по другой причине. Брезгую.

Пора закругляться…

Я начинал этот текст, как отповедь тем, кто пытался мною покомандовать, но всё это вылилось в долгие вечерне-ночные «разговоры» с самим собой. Размышлять над всем происходящим было тяжко. Но размышлять было необходимо. Потому что надо было принять чью-то сторону.
Мне безумно жалко Анатолия Львовича. Зла ему я точно не желаю. И он об этом прекрасно знает. В нашем последнем телефонном разговоре, когда он уже открыто спросил меня, я «за» него или «против», я ответил ему, что я люблю всех одинаково, и что ему надо разобраться с коллективом, а не делить его на своих и чужих. Я и Анне Алексеевне с Георгием Андреевичем предлагал каким-либо образом вписать Анатолия Львовича в свою новую прекрасную и правильную структуру. Но, к сожалению, я не могу решать за других. Каждый решает сам за себя. Кто-то выбирает дружбу, кто-то хор. Я выбрал хор.
Я не жду, что моя позиция будет принята теми, кто теперь называет нас «врагами». Люди, как правило, остаются при своём мнении, невзирая даже на самые веские аргументы. Но я надеюсь, что она будет хотя бы понята. Спокойно, вдумчиво, и без воплей по телефону.

Теперь, когда я изложил своё мнение, я предоставляю слово хормейстерам «нового БДХ».

Открытое обращение учредителей Фонда Большого детского хора имени Виктора Сергеевича Попова: художественного руководителя и главного дирижёра БДХ имени В. С. Попова Георгия Андреевича Журавлёва и хормейстера Анны Алексеевны Марцинкевич.

Спасибо: 0 
Профиль
Новых ответов нет


Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 34
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет